«Пока живы библиотеки, культура не погибнет» Д. Лихачев

Павлова Анна Олеговна 2000 г.р., д. Гремячка

Анна Павлова родилась в 2000 году. С 2010 года семья проживает в д. Старая Малиновка, после окончания МКОУ гимназии в 2018 году поступила в архитектурно-строительный университет г. Санкт-Петербурга на строительный факультет. Талант отца, Павлова Олега Евгеньевича, передался дочери, она, так же как и он неравнодушна к природе и её проблемам: пишет рассказы, сочиняет стихи, сказки. Все её литературное творчество связано с лесом, животными и птицами. Её произведения занимали призовые места на школьных, районных и областных конкурсах. В отличие от отца, который пишет пейзажи, Аня пишет портреты. Учась в школе, девушке хватало времени не только на школьные мероприятия, но и на общественные, проводимые в деревне, — это и субботники, волонтёрское движение, выступление в местном клубе (в роли ведущей концерта). Среди сверстников пользуется уважением и имеет авторитет. Обучаясь в университете, не бросает писать портреты, учёбу совмещает с подработкой в фирменном магазине «Адидас», куда поступила работать на конкурсной основе, где из 100 студентов, прошли только двое. Мечта —  после окончания университета заниматься творческой деятельностью, работать архитектором.

 

Очерк «Частичка моей души, волнующая сердце»

У каждого человека есть то сокровенное, которое живёт в нём в глубине его души, его сердца, заставляет волновать, сдавливать грудь, делать глаза сырыми от слёз, возвращаться снова и снова в  сильно полюбившееся место.
Таким местом для меня стала деревня с красивым названием Малиновка.
Живём мы здесь недавно, четыре года. Папа построил здесь большой и красивый дом на очень живописном месте. Он всегда мечтал жить возле речки.  Сначала не понимала, как можно уехать из города в деревню, но со временем поняла, как  сильно ошибалась. Я просто влюбилась в Малиновку и счастлива тем, что живу здесь.
Мне нравится, что у нас за огородом протекает речка Пыжманка, за ней большой луг, который упирается в сосновый бор. В летнюю жару от реки по утрам поднимается туман и заходит к нам в дом, принося с собой утреннюю свежесть и прохладу. Наперебой поют певчие птицы в нашем подрастающем саду, дикие утки стайками проносятся над головой, рассекая воздух упругими крыльями. Стрижи, облюбовавшие правый берег реки, наделали себе нор и каждый год селятся здесь. Неописуемой красоты здесь закаты и рассветы. Огромный Малиновский пруд привлекает к себе туристов и рыбаков, шум его водопада слышен в тихую погоду даже у нас дома. В самой деревне бьют три родника, культурно облагороженные жителями. Со всего района приезжают к нам люди, чтобы набрать чистейшей воды. В крещенские морозы люди купаются в этих родниках. Не обходят стороной нашу Малиновку грибники и ягодники. На малиновских лугах растёт сладкая и полезная ягода земляника. Из  близлежащих лесов не уходят пустыми грибники, с добычей возвращаются и охотники.
Ту природную красоту, которой наделена Малиновка, местные жители поддерживают и приумножают. В прошлом году папа привёз тридцать саженцев дуба, десять саженцев черёмухи, десять саженцев пихты. Их высадили возле памятника воинам, погибшим в Великую Отечественную войну. Скоро деревья будут радовать красотой и давать прохладу усталому путнику. Неравнодушные люди живут здесь. Видя, как нам, детям, хочется зимой кататься на коньках, а до ближайшего катка не всегда удаётся добраться, жители деревни все вместе для нас построили хоккейный корт, провели электричество к двум фонарям. И стал наш каток не хуже городского.
Но и мы дети неравнодушно относимся к своей деревне, её красоте, устою. Когда мы приходим на пруд покупаться, отдохнуть от летнего зноя, стараемся убрать мусор, оставленный горе-туристами.
Активно участвуют в преобразовании нашей деревни и мои родители. Каждую весну 1 апреля в День птиц мы развешиваем скворечники-дуплянки. Папа изготавливает их зимой из пустотелых брёвнышек, привезённых нам на дрова. Он говорит, видя такие чурбаки: «Опять чьё-то жильё спилили, нужно долг природе отдать. Такое на дрова колоть — просто смысла нет. А вот дуплянка из него получится отменная». Он берёт штук пять чурбачков и уносит в свою мастерскую, где делает скворечники-дуплянки. И так каждую зиму.
А с приходом весны мы все вместе в День птиц идём их развешивать вдоль речки Пыжманки. Папа находит крепкое дерево, прислоняет к нему лестницу и держит её. Я залезаю и вешаю на сучок, а мама подаёт мне скворечник. Закончив эту работу, мы остаёмся тут же у речки варить уху или жарить шашлыки.  Папа давно уже здесь построил стол и скамейки; чувствуешь себя на природе уютно, всё радуется вокруг и оживает в весенних лучах солнца.
В прошлую весну, когда папа варил свою традиционную уху, я у него спросила: «Почему скворцы постоянно дерутся у скворечников?» Он мне ответил, что, сколько бы он ни делал, их всё равно всем птицам не хватает, вот и дерутся они за свой домик. Зато те, которые поселились, красиво поют и сад от гусениц очищают. Этим они очень хорошо помогают, урожай от вредителей защищают и слух радуют.
— А что это за утка, которая вместо скворца поселилась в самой большой дуплянке прошлой весной? – спросила мама у папы.
Папа заулыбался и сказал:
— Я тоже видел эту утка. Зовут её Гоголь, и она своих утят выводит в дуплах. Так что не только скворцам наши дуплянки по душе приходятся.
Так за разговорами и вкусной ухой незаметно подкрался весенний и прохладный вечер. Папа стал тушить костёр, а мама собирать посуду.
А я, сидя на скамейке, думала, прилетит ли нынче к нам эта утка с таким необычным названием « Гоголь». Мне было хорошо и приятно от того, что наша семья помогла птичьим семьям обрести свой дом.
Теперь я понимаю, что живу в красивейшем месте  среди добрых людей. Пройдут годы, я уеду учиться, работать. Но всегда буду приезжать к своим родителям и в свою, теперь уже родную, Малиновку.

Третий родник
Жили — были в одной деревне с красивым названием Малиновка три родника. Два родника находились в центре деревни, люди за ними ухаживали, облагораживали, женщины там бельё полоскали, а в крещенские морозы в них купались.
Жили два родника весело, всегда к ним в гости приходили люди. А третьего брата родника совсем никто не навещал, потому что расположен он на краю деревни в глубоком логу. Два брата родника посмеивались над ним и говорили: «Совсем ты никудышный и никому не нужный, да ещё в такой глуши живёшь». Обидно было третьему роднику и одиноко. Иногда грибник к нему заглядывал, чтобы напиться прохладной чистой водицы. И тогда он радовался, перебрасывал опавшие листья и журчал. И очень грустил, когда грибник уходил.
Однажды к нему случайно зашел бобр со своею семьей в поисках нового жилища.
— Здравствуй, родничок, — приветствовал его бобр.
— Здравствуй, — произнес грустный родничок.
— Почему ты такой невеселый, не журчишь, не шумишь, не сбрасываешь с себя листья? Гляди, осенний листопад совсем тебя завалит, — говорит бобр.
-Ох-ох-ох, — завздыхал родничок,- никому я здесь не нужен, позабыт, позаброшен всеми.
— А давай, родничок, мы будем с тобой жить, — предложил бобр.
— Да я разве против, дорогой бобер. Но я стал такой маленький и мелкий, что тебе моей воды и по колено-то не будет, — ответил родничок.
— Ничего, не горюй,- весело сказал бобер и захлопал хвостом по роднику.
Семейство бобров дружно взялось за работу. Трудились день и ночь. Расчистили родник от опавших веток, листьев. Из них построили плотину ниже по течению, замазали ее илом. Родник сплавлял им ветки, листья, которые шли на строительство. Через две недели все было готово. Теперь никто не мог сказать, что родник маленький, он наполнил собой весь лог до самой плотины и превратился в лесной пруд.
— Теперь места всем хватит!- радостно журчал родничок, наполняя запруду водой.
— Всем-всем места хватит, — били хвостами по воде бобры.
Стали на пруд прилетать утки, принося в лапках рыбью икру, из которой в лесном пруду появилась рыба.
Не было уже у родника скучных дней. Трудился он изо  всех сил. Летом омывал икринки чистой водой. Осенью помогал  бобрам своим течением  сплавлять ветки для ремонта запруды. Не забывал напоить охотников, рыбаков, ягодников своей чистой и прохладной водой.
Не смеялись больше над своим младшим братом его старшие братья — родники. Семья бобров до сих пор живет на пруду и зорко следит за тем, чтобы их третий родник больше никогда не обмелел.
И мы не будем забывать, что без малого истока не быть большой реке.